Коллекция Натальи Шатовской

Астрономическая мифология народов мира

Арат Солийский
(древнегреческий поэт, III в. до н.э.,
перевод А.А.Россиуса)

Фрагмент из поэмы "Явления"

...В ясные ночи, когда все чудесные звёзды
Перед очами людей небесная тьма рассыпает,
И ни одна не бледнеет звезда перед юной Луною,
Но проникают сквозь сумрак они своим ярким сияньем,
Этой порой неужели не будет полно восхищенья
Сердце того, кто увидит увенчанный кругом широким
Весь небосвод?..

Множество звёзд по различным путям совокупно влекутся
Вместе со сводом небес - непрестанно, вседневно и вечно.
Но не смещаясь отнюдь, напротив, в недвижности косной
Ось утвердилась: надёжно она в равновесии Землю
Посередине хранит и стремит небеса круговратно.
Остиями ограничена ось обоюдосторонне:
Южное скрыто от глаз, супротив обозримо другое -
С севера над Океаном. Вокруг две Медведицы рядом
Связно с осью бегут, за что и прозвали их: Возы.

Если Возничего ты решил наблюдать и Возницы Звёзды,
И если тебя молва о Козе и Козлятах не миновала,
О тех, что над грозно бушующем морем
В бурю видали не раз моряков, потерпевших крушенье,-
Знай, как его отыскать: он широко раскинулся слева от Близнецов;
Пред Геликой верх головы его виден;
Мчит он на левом плече Козу священную в небе,
Что, по преданью, дала от сосков своих Зевсу кормиться;
Зевса пророки её Налокотной Козой называют.
Ярко созвездье Козы и обширно,
Однако Козлята светят едва различимо на кисти руки у Возницы.

Гомер

Илиада (песнь XVIII)

И вначале работал он щит и огромный и крепкий,
Весь украшая изящно; кругом его вывел он обод
Белый, блестящий, тройной; и приделал ремень серебристый.
Щит из пяти составил листов и на круге обширном
Множество дивного бог по замыслам творческим сделал.
Там представил он землю, представил и небо, и море,
Солнце, в пути неистомное, полный серебряный месяц,
Все прекрасные звёзды, какими венчается небо:
Видны в их сонме Плеяды, Гиады и мощь Ориона,
Арктос, сынами земными ещё колесницей зовомый;
Там он всегда обращается, вечно блюдет Ориона
И единый чуждается мыться в волнах Океана.

Феон Александрийский

О планетах

Семь блуждающих звёзд чрез порог переходят Олимпа,
Каждая круг совершая в своё неизменное время:
Ночи светильник - Луна, легкокрылый Меркурий, Венера,
Марс дерзновенный, угрюмый Сатурн, и весёлое Солнце,
И прародитель Юпитер, природе всей давший начало.
Между собой они делят и род наш: есть также и в людях
Солнце, Меркурий, Луна, Марс, Венера, Сатурн и Юпитер,
Ибо в удел получаем и мы со струями эфира
Слёзы и смех, гнев, желанье, дар слова, и сон, и рожденье.
Слёзы даёт нам Сатурн, речь - Меркурий, рожденье - Юпитер;
Гнев наш от Марса, от Месяца - сон, от Венеры - желанье;
Смех же исходит от Солнца; оно заставляет смеяться
Как человеческий ум, так равно и весь мир беспредельный.

Децим Магн Авсоний
(IV в.н.э.)

В каком месяце какое созвездие проходит Солнце

Над январём стоит поворотный знак Козерога.
Крепкий встал Водолей посредине месяца Нумы1.
В марте на смену ему двойные следуют Рыбы.
Фриксов Баран2 золотой глядит на календы3 апреля.
Май дивится рогам Тельца, Агенорова4 чуда.
В месяц июнь идут в небесах лаконские Братья5.
Солнцестоянье придёт в июле под огненным Раком.
Август месяц не меньше палим созвездием Львиным.
Полнится Вакхом сентябрь под твоим созвездием, Дева.
Взвесил октябрь в созвездье Весов озимые севы.
Зимний велит Скорпион ноябрю не медлить в дороге.
Звёздный Стрелец опускает свой лук в середине декабрьской.
1Нума Помпилий - второй римский царь (царствовал после Ромула). Ему приписывается создание календаря из 12 месяцев, когда по его распоряжению в старый римский календарь (из 10 месяцев) были добавлены январь и февраль.
2Фриксов Баран - Овен, уносивший по небу Фрикса и Геллу из Греции в Колхиду/
3Календы - начало каждого месяца.
4Агенор - финикийский царь, отец Европы, которую похитил Зевс в образе быка, впоследствии воплотившемся в созвездие Тельца.
5Лаконские Братья (Кастор и Поллукс, бывшие родом из Спарты, часто называемой Лаконией) - созвездие Близнецов.


Децим Магн Авсоний
(IV в.н.э.)

Сколько дней между солнцестоянием и равноденствием

От поворотной звезды к поворотной звезде поспешая,
За девяносто четыре дня с половиною Солнце
От золотого Овна к восьминогому Раку приходит:
Здесь начало и здесь конец удлинению лета.
И девяносто два с половиною дня ему нужно,
Чтобы от Рака свершить свой путь к челюстям Скорпиона,
Где между ночью и днём опять уравняется время
И пограничной межой сойдутся лето и осень.
Далее, должной чредой минуя осенние звёзды,
Солнце идёт к повороту под хладного знак Козерога,
Восемь десятков и восемь дней на это потратив
С четвертью дня; из таких четвертей в Помпилиев месяц
Каждый четвёртый год прибавляется день високосный.
Дальше, к рогам устремляясь Тельца, Агенорова знака,
Солнце взойдёт к поворотному знаку Овна золотого
За девяносто дней, ни больше того и ни меньше.
Вот таков круговой оборот, совершаемый годом,
Триста дней, шестьдесят и пять составляющий в целом.


Децим Магн Авсоний
(IV в.н.э.)

О названиях семи дней недели

Есть семидневный круг, по ходу катящийся года,
А имена его дням бродячие дали планеты -
Те, что кружатся ввыси в неустанном движении мира
И занимают места то в одном, то в другом из созвездий.
Первый день и последний подвластен светлому Солнцу,
Следом приходит Луна на смену сиянию брата,
В третий день Титаниде вослед воцаряется Маворс,
Звёзды четвёртого дня принимает под стражу Меркурий,
Свет золотой Юпитера встал на пятую пору,
А жизнедавцу вослед Венера питает шестую.
Позже всех наступает Сатурн, седьмое светило,
А на восьмой возвращается день начальное Солнце.


Джон Мильтон
(перевод А.Штейнберга)

Потерянный рай
(фрагмент из книги седьмой)

И Бог сказал: "- На небесах да будут
Светила, чтобы день отъединить
От ночи, времена знаменовать,
Года и дни! Лампадами они
Да будут, освещают шар земной
С небесной тверди, следуя Моим
Определениям!" И стало так.
Великих два светила создал Бог,
Великих, по их пользе Человеку;
Владычит большее светило днем,
А ночью меньшее, попеременно.
Он создал звёзды, в небе укрепил,
Велев светить и править чередой
Ночей и дней, деля от мрака свет.
И на Своё творенье Бог взглянул
И увидал, что это хорошо.
Он Солнце первым из небесных тел,-
Огромный шар и тёмный, до поры,
Из вещества эфирного свершил;
Потом - шарообразную  Луну
И звёзды всевозможных величин,
Усеяв, словно пашню, небосвод;
И свет извлёк из кущи облаков
И поместил значительную часть
На солнечный, дотоле тёмный шар
И пористый, дабы он мог всосать
Струистый свет и пропитаться им;
А задержанью солнечных лучей
Споспешествует плотность вещества
Достаточная. Этот шар - чертог
Великий блеска; из него теперь
Светила черпают потребный свет
Сосудами златыми; здесь рога
Планета утренняя золотит;
Здесь россыпи неисчислимых звёзд
Заимствуют окраску, отразив
Сверканье Солнца, множа малый блеск
Природный свой, но кажутся глазам
Людским - преуменьшенными, затем
Что от Земли безмерно далеки.
Впервые на Востоке вознеслась
Лампада дивная - Владыка дня;
Сияньем лучезарным окоём
Широко озарив, пустилась в путь,
Ликуя, по назначенной тропе
Небесной, а Плеяды и Заря
Кружились в хороводе и, вождю
Предшествуя, приятное вокруг
Неяркое мерцанье изливали;
А менее блестящая Луна
На Западе помещена была,
Точь-в-точь напротив Солнца, и оно,
Как в зеркало, в её округлый лик
Глядится и дарует свет Луне,
Так расположенной, что ей другой
Не нужен свет. До вечера хранит
Она всё ту же дальность; на оси
Небесной обернувшись, в свой черёд,
Восходит на Востоке, воцарясь
В ночи, а с нею тысячи светил
Не меньших, мириады мириад
Блестящих звёзд, ночную полусферу
Осыпавших, подобно огонькам.
Так небо в первый раз разубралось
Лампадами, которым восходить
И заходить поведено Творцом.
И вечер был, и утро - День Четвёртый.
1667


Юсуф Баласагунский

О семи планетах и двенадцати знаках Зодиака

Я, славя бога, начал строки эти: 
Он сотворил всё сущее на свете.

По воле бога, от его щедрот - 
Небесный и земной круговорот.

Предначертал творец пути вселенной, 
Луне и Солнцу дал он свет нетленный.

Под звёздный кров он землю поместил, 
Он день и ночь не равно осветил.

Иные звёзды в полуночном мраке 
Горят, как направляющие знаки,

Одни, сияя, служат украшеньем, 
Другие зло сулят расположеньем.

Те звёзды ярче месяца блистают, 
Те еле светятся, те угасают.

Нет в вышине, что только днём лазурна, 
Планеты отдаленнее Сатурна.

И в каждом зодиаке нам она 
Два года восемь месяцев видна.

Юпитер ярок в ясную погоду, 
Бывает в каждом доме он по году.

Мрачна планета Марс, чей грозный вид 
Великой засухой земле грозит.

Сияет Солнце, и своим теплом 
Ласкает ночью месяц, Землю - днём.

Когда Венера по утрам сияет, 
Нам свет её удачу предвещает.

Нам говорит Меркурия сиянье 
О скором исполнении желанья.

Но всех планет Луна видней и ниже, 
И тем она полней, чем к Солнцу ближе.

Среди планет блестят в ночном дыму 
Созвездья - парно и по одному.

Вдоль солнцепутья средь ночного мрака 
Горят двенадцать знаков Зодиака.

В небесной мгле соседствует любовно 
С созвездием Тельца созвездье Овна.

Созвездье Близнецов, созвездье Рака - 
Соседственные знаки Зодиака.

А дальше - с головою голова - 
Созвездье Девы и созвездье Льва.

Расположились в центре небосклона 
Созвездия Весов и Скорпиона,

Созвездья Водолея, Козерога, 
Стрельца и Рыбы - далее немного.

По три созвездья зимних и весенних, 
По три созвездья летних и осенних.

Для воздуха, огня, воды, земли 
По три созвездья светятся вдали.

Между иными звёздами всегда 
Открытая иль тайная вражда.

Когда встречаются, несясь по кругу, 
С враждой они бросаются друг к другу.

С небесной выси падает тогда 
И гаснет побеждённая звезда.

А если им столкнуться не случилось, 
Сменить готовы звёзды гнев на милость.

Блистает мир светил, небесных тел, - 
Так им аллах судил и повелел.

Николай Рубцов

* * *

Солнце, блестя, как пожарная каска,
Скатывается медленно, не как на пожар,
А в Древнем Египте возникла Сказка,
Обожествляющая солнечный шар.

Я помню, как детство, твои вечера,
Далёкий Египет, векам дорогой,
Где огненный луч раскалённого Ра
Оканчивался непременно рукой.

Пётр Бутурлин

Ярило

Идёт удалый бог, Ярило-молодец
  И снежный саван рвёт по всей Руси широкой!
  Идёт могучий бог, враг смерти тусклоокой,
  Ярило, жизни царь и властелин сердец!
Из мака алого сплетён его венец,
  В руках - зелёной ржи трепещет сноп высокий;
  Глаза, как жар, горят, румянцем пышут щеки...
  Идёт веселый бог, цветов и жатв отец!
Везде вокруг него деревья зеленеют,
  Пред ним бегут, шумят и пенятся ручьи,
  И хором вслед за ним рокочут соловьи.
Идёт он, светлый бог! - И сёла хорошеют!
  И весь лазурный день - лишь смех да песни там,
  А тёмной ноченькой уста всё льнут к устам!

Пётр Бутурлин

Солнце и месяц

"Скажи-ка, Солнышко, сестрица дорогая,
  Скажи-ка, отчего, вечернею порой
  И ранним утром вновь, над яркою фатой
  Краснеешь ты всегда, как девушка земная?"
Ой, как же не краснеть, как девушка земная,
  Мой белый богатырь, мой братец дорогой?
  Ведь полюбил меня красавец царь морской
  И вечно с шутками преследует, играя!
Пред ночью, перед днем я проходить должна
  Вдоль синих волн его... дорога мне одна!..
  То встретит он меня, ласкаясь с песней нежной,
И хочет целовать, - то, спрятанный на дне,
Вдруг пеною в меня он плещет белоснежной...
  И дерзкого, увы, так стыдно, стыдно мне!

Николай Гумилёв

В небесах

Ярче золота вспыхнули дни,
И бежала Медведица-ночь.
Догони ее, князь, догони,
Зааркань и к седлу приторочь.

Зааркань и к седлу приторочь,
А потом в голубом терему
Укажи на Медведицу-ночь
Богатырскому Псу своему.

Мёртвой хваткой вцепляется Пёс,
Он отважен, силён и хитёр,
Он звериную злобу донёс
К медведям с незапамятных пор.

Никуда ей тогда не спастись,
И издохнет она наконец,
Чтобы в небе спокойно паслись
Козерог, и Овен, и Телец.

Владислав Ходасевич

Рыбак

Я наживляю мой крючок
    Трепещущей звездой.
Луна - мой белый поплавок
    Над чёрною водой.
	    
Сижу, старик, у вечных вод
    И тихо так пою,
И солнце каждый день клюёт
    На удочку мою.
	    
А я веду его, веду
    Весь день по небу, - но
Под вечер, заглотав звезду,
    Срывается оно.
	    
И скоро звёзд моих запас
    Истрачу я, рыбак.
Эй, берегитесь! В этот час
    Охватит землю мрак.

Николай Заболоцкий

Из поэмы "Рубрук в Монголии",
повествующей о путешествии французского миссионера.

Рубрук наблюдает небесные светила

С началом зимнего сезона
В гигантский вытянувшись рост,
Предстал Рубруку с небосклона
Амфитеатр восточных звёзд.

В садах Прованса и Луары
Едва ли видели когда,
Какие звёздные отары
Вращает в небе Кол-звезда.

Она горит на всю округу,
Как скотоводом вбитый кол,
И водит медленно ко кругу
Созвездий пёстрый ореол.

Идут небесные Бараны,
Шагают Кони и Быки,
Пылают звёздные Колчаны,
Блестят астральные Клинки...

Франсис Жам
(перевод Валерия Брюсова)

Альманах

Корзинку с яйцами оставив, в альманах 
Глядит ребёнок; там предсказана погода.
Святые названы, и знаки небосвода 
Исчислены: Овен, Телец, Лев, Рыбы, Рак...

Простушка бедная, перелистав картинки, 
Мечтает, что вверху, где звёзды так блестят, 
Как на земле, внизу, есть праздничные рынки, 
Где продают овец, рыб, раков и ягнят.

И рынка Божьего встаёт пред ней виденье... 
И думает она, увидев знак Весов,
Что есть на небесах, как здесь у мясников,   
Весы, чтоб взвешивать соль, сыр и прегрешенья.

Генри Лонгфелло

Песнь о Гайавате
(перевод Ивана Бунина)

* * *

  Там, в тиши лесов и моря,
Внука нянчила Нокомис...
  Много-много рассказала
О звездах ему Нокомис;
Показала хвост кометы -
Ишкуду в огнистых косах,
Показала Танец Духов,
Их блистающие рати
В небесах Страны Полночной.
В Месяц Лыж морозной ночью;
Показала серебристый
Путь всех призраков и духов -
Белый путь на тёмном небе,
Полном призраков и духов.

* * *

И Нокомис до заката
Просидела на прибрежье.
Вот и месяц, солнце ночи,
Встал над тихою водою,
Вот и чайки с шумным криком,
Кончив пир свой, поднялися,
Полетели к отдалённым
Островам на Гитчи-Гюми,
И сквозь зарево заката
Долго их мелькали крылья.

* * *

В гневе солнце заходило,
Пролагая путь багряный,
Зажигая тучи в небе,
Как вожди сжигают степи,
Отступая пред врагами;
А луна, ночное солнце,
Вдруг восстала из засады
И направилось в погоню
По следам его кровавым,
В ярком зареве пожара.

* * *

Молод и прекрасен Вебон!
Это он приносит утро
И серебряные стрелы
Сыплет, сумрак прогоняя,
По холмам и по долинам;
Это Вебона ланиты
На заре горят багрянцем,
А призывный голос будит
И охотника и зверя.
  Одинок на небе Вебон!
Для него все птицы пели,
Для него цветы в долинах
Разливали сладкий запах,
Для него шумели реки,
Рощи тёмные вздыхали,
Но всегда был грустен Вебон:
Одинок он был на небе.
  Утром раз, на землю глядя,
В час, когда спала деревня
И туман, как привиденье,
Над рекой блуждал, белея,
Он увидел, что в долине,
Ходит дева - собирает
Камыши и длинный шпажник
Над рекою по долине.
  С той поры, на землю глядя
Только очи голубые
Видел Вебон на рассвете:
Как два озера лазурных,
На него они смотрели,
  И задумчивую деву,
Что к нему стремилась сердцем,
Полюбил прекрасный Вебон:
Оба были одиноки,
На земле она, он - в небе.
  Он возлюбленную нежил
И ласкал улыбкой солнца,
Нежил вкрадчивою речью,
Тихим вздохом, тихой песней,
Тихим шёпотом деревьев,
Ароматом белых лилий.
К сердцу милую привлёк он,
Ярким пурпуром окутал -
И она затрепетала
На груди его звездою.
Так доныне неразлучно
В небесах они проходят:
Вебон, рядом Вебон-Аннонг -
Вебон и Звезда Рассвета.

Сармен (Арменак Саркисян,
перевод С.Сорина)

Солнце и Луна (в сокращении)

Говорят, однажды во вселенной
Повстречались солнце и луна,
И любовь их стала неизменной,
Силе тяготения верна.

Но и слова не сказав друг другу,
Разминулись оба в вышине.
Солнце ищет с той поры подругу,
И без друга горестно луне.

Вечно солнце всходит и заходит
По ступеням гор и скал крутых,
Но нигде подругу не находит
И её подружек золотых.

В час заката в розовом уборе
Солнце исчезает, загрустив,
Чтобы, искупавшись в Ванском море,
Утром увидать, что мир красив.

Солнце спит. А в голубой вуали
Выплывает на небо луна.
Сколько на лице её печали,
Как она, печальная, бледна!

Звёзды - неизменные подруги -
Вместе с ней гуляют до утра,
Ищут солнце, но во всей округе
Нет его. А уж домой пора.

Никогда не встретиться влюблённым,
Сколько ни пройдёт на свете лет.
Так и жить двоим, разъединённым,
Среди звёздных скопищ и планет.

(народность эве,
проживающая в Гане, Того, Дагомее,
перевод с английского М.Ваксмахера)

Небо

Ночью небо похоже на город,
Там живут и звери и люди,
Но никто там никого не убивает,
Не стреляют ни в козу, ни в птицу,
И медведь не трогает добычу.
Ничего там не случается плохого.
Каждый знает там свою дорогу.

(народность фонг,
проживающая в Камеруне, Габоне и Заире,
перевод с французского Н.Горской)

Посвящение оружия светилу

Солнце, небесный всевидящий глаз,
Ты огнём тёмно-синие тучи жжёшь,
Ты убиваешь серенький дождь.
Мы славим тебя, ты послушай нас!

Солнце-охотник, небесный вождь,
Мы славим тебя, ты послушай нас!

Солнце, неугасимый костёр,
Недруг чёрных теней,
Твой сверкающий луч остёр
И ранит ножа больней.

Ты не спишь, ты вечно в пути,
Ты идёшь - ты не ждёшь.
Когда ты взойдёшь,
Месяц спешит уйти,
И звёзды бросает в дрожь.

Солнце, небесный всевидящий глаз,
Ты огнём тёмно-синие тучи жжёшь,
Ты убиваешь серенький дождь.
Мы славим тебя, ты послушай нас!

(народность фонг,
проживающая в Камеруне, Габоне и Заире,
перевод с английского М.Ваксмахера)

Гимн солнцу

Пугливая ночь дрожит
И прячется в глубину,
Завидев твой огненный глаз
И пылающий твой колчан,
Полный пламенных стрел.
Огневыми ударами дня
С неё ты срываешь плащ,
Чёрный срываешь плащ
На подкладке из ярких звёзд.
Огневыми ударами дня
Срываешь ты чёрный плащ.

(народность готтентоты, проживающая в ЮАР,
перевод с английского М.Ваксмахера)

Песнь солнцу, которое скрылось за тучами

Темнеет огонь, чернеют леса.
Нам на беду угасает костёр.
На поиски солнца выходит бог.
Радуга блещет в его руке,
Его охотничий лук.
Услышал он жалобы своих детей,
И вот он Млечным Путём зашагал
И звёзды стал собирать.
Быстрыми руками хватает их,
Быстрыми руками в корзину кладёт,
Как женщина, которая ящериц ловит
И их кидает в горшок, -
Пока горшок не наполнится ими,
Пока не наполнит корзину свет.

(народность эве,
проживающая в Гане, Того, Дагомее,
перевод с английского М.Ваксмахера)

Солнце

Где же твои дети, солнце?
Солнце, где же твои дети?
Или ты своих детей проглотило?
Что ж ты гонишься теперь за луною -
У неё отнять детей захотело?
Только ты луну не догонишь.
Лучше уж своих детей поищи ты.

(народность бушмены, проживающая в ЮАР,
перевод с английского М.Ваксмахера)

Молитва к луне

Возьми моё лицо, а мне отдай свое!
Возьми моё лицо, несчастливое лицо.
А мне отдай лицо своё,
С которым ты приходишь к нам
После того, как умрёшь,
После того, как зайдёшь.
Ты зайдёшь - и опять возвращаешься к нам,
Позволь же и мне на тебя походить,
Потому что ты радость приносишь с собой,
Потому что ты снова, как прежде, жива
После того, как умрёшь.
А ты ведь и нам обещала однажды:
Мы тоже вернёмся и счастливы будем
После того, как умрём.